Что делать, если у ребенка паника и истерика в кабинете врача?

Потрясающую статью Сергея Бутрия нашла! Ознакомьтесь, пожалуйста, родители.

…В первые месяцы жизни ребенок не особо разбирает своих/чужих, но с 5-7 месяцев (иногда уже с 4) начинает четко различать чужих и бояться их. Врач для ребенка – не просто чужой, он настойчивый чужой. Обычный взрослый, взяв ребенка на руки или посюсюкав с ним, если заметит что младенец напугался и плачет – тут же возвращает его папе или маме, где тот сразу успокаивается; но врач продолжает осмотр, несмотря на крик (когда иначе нельзя).

Мы, педиатры – не звери, мы стараемся снижать стресс до минимума, когда это возможно: носим яркие костюмчики, много улыбаемся, держим в кабинете пищалки-погремушки-фонарики для развлечения, смотрим детей на руках родителя (если это возможно), стараемся выполнять неприятные процедуры быстро и безболезненно – со многими детьми это помогает, хотя бы отчасти уменьшает стресс и громкость/продолжительность плача.

Но есть особая группа детей – они не просто боятся чужих, у них дикая неконтролируемая паника при виде врача. Они не плачут – они орут и бьются в панической атаке. Нет, это не болезнь (обычно), это лишь временная особенность темперамента. Такие дикие истерики в кабинете врача начинаются с 7-9 месяцев и всегда проходят после 2,5-3 лет (если вдруг не проходят – это повод насторожиться на предмет аутизма и других психиатрических проблем).

Совершенно неважно, делал ли врач (этот конкретный, или вообще врачи) когда-либо ребенку больно, пугал ли его – ребенок может бояться его панически “по умолчанию”. А уж если ребенок полежал в стационаре, где ему вводили по 3-7 внутримышечных инъекции в сутки, забирали на 40 минут одного (без матери) в процедурку и там вводили капельницу, жестко при этом фиксируя – уровень страха к белым халатам неизбежно возрастает даже у изначально лояльных детей (поэтому надо госпитализировать только по строгим показаниям, и делать наши стационары как можно более гуманными).

Такие дети, назовем их “дети-паникеры”, кричат так сильно, что на лице от натуживания могут лопаться капилляры, и возникает пурпура (мелкие синячки по 2 мм каждый, группами), она появляется сразу после выхода от врача, не пропадает от давления стеклом, через 2-3 дня начинает “цвести” (менять цвет на оттенки синего/желтого, постепенно бледнея) и проходит за 4-7 дней. Это не тромбоцитопеническая пурпура, не васкулит и не менингококк – это просто ребёнок “накричался”.

Дети-паникеры могут кричать уже при подходе к двери кабинета врача, или при входе в (поли)клинику, или даже когда машина поворачивает на улицу на которой расположена клиника. Как правило, если ребёнок так буйно реагирует на врача, он имеет и другие трудности связанные с бурными эмоциями или чрезмерной придирчивостью – плохо ест, беспокойно спит, ненавидит одеваться на улицу, закатывает регулярные истерики по малозначительным поводам

Так что же делать, если ваш ребенок “паникер”?

ДЕЙСТВИЯ РОДСТВЕННИКОВ
– купить игрушечный набор доктора, играть дома во врача, заранее проговаривать и проигрывать с ребёнком те действия, которые делает врач (осмотр уха отоскопом, выслушивание легких, поглаживание животика и тд)
– НИКОГДА НЕ ПУГАТЬ уколами, злыми врачами и дядявотсейчастебязаберет (!)
– брать с собой помощников, заходить без ребёнка, приглашать ребёнка и помощника в кабинет только после стартового разговора с врачом
– давать втихаря в начале приема врачу новую игрушку – чтобы он в конце подарил ее ребенку, как бы от себя
– слушаться доктора: если, например, он посадил ребёнка на весы, страхует его и велит вам отойти – отойдите (если вы будете слишком близко – он будет кидаться к вам в объятия, и измерение веса затянется)
– быть спокойными и доброжелательными в кабинете врача (дети чувствуют настрой родителей).

ДЕЙСТВИЯ МЕДРАБОТНИКОВ
– быть доброжелательными, улыбаться, шутить с ребенком, делать ему комплименты (но не пересластить – напористость тоже пугает детей)
– если это позволяет устав клиники – избегать белых халатов; лучше носить пестрые хиркостюмы или вовсе бытовую одежду
– давать детям привыкнуть к себе, сперва начинать разговор, отойдя подальше, потом приближаться
– разговаривать мягко, избегать восклицаний и повышения голоса
– держать стетоскоп на теплой батарее, мыть/греть холодные руки в горячей воде перед осмотром
– откладывать болезненные и неприятные манипуляции на вторую часть приема (дать ребенку шанс попривыкнуть к врачу и начать ему доверять), проводить их как можно быстрее и нежнее, сразу после боли/дискомфорта успокаивать, жалеть, хвалить и (в идеале) подарить что-то: наклейку, брелочек, игрушку которую родители подсунули втихаря в начале приема
– использовать приемы из гайдов по снижению боли при вакцинации
Иногда (и довольно часто) никакие меры неэффективны, ни с чьей стороны. И когда врач после вводной беседы подходит для осмотра – ребенок все равно начинает кричать, истошно хвататься за блузку мамы и вырываться из рук врача.

ДЕЙСТВИЯ ВСЕХ ПРИ ОСМОТРЕ КРИЧАЩЕГО МАЛЫША
– Если предотвратить крик заранее не получилось – теперь уже поздно. Теперь надо сосредоточиться, не обращать внимания на крики (или нежно монотонно причитать, разговаривать вполголоса с малышом, не пытаясь его переорать) и надежно фиксировать ребенка. Чем скорее доктор проведет осмотр/манипуляции, тем лучше; и только когда все уже закончено, жалеть и успокаивать малыша.
– Нет ничего хуже, чем пытаться успокоить ребёнка в середине осмотра. Доктор провел отоскопию – “нет, дайте мы походим, успокоимся”. Доктор посадил на весы, вернул матери – “еще походим, погодите”. Не надо так. Это никогда не работает, только затягивает время стрессовых процедур и крика.
– Совсем уж плохо – кричать на доктора, на мужа, на ребенка, самим родителям “включать истерику”, грубо отталкивать руки врача, держать ребенка слабо и ненадежно, давая возможность ребёнку отбиваться, и тд (это увеличивает риск травмы при осмотре, удлиняет осмотр, нагнетает нездоровую атмосферу и взаимные претензии медиков и семьи друг к другу).

Истерика ребенка – неприятна, некрасива и поднимает волну негативных эмоций в родителях. Прежде всего она родителей пугает. Но она иногда неизбежна, и почти никогда не вредна ребенку. Поэтому лучшее что мы все (медики и родственники) можем сделать – это улыбнуться, поддержать друг друга, посочувствовать ребенку, и поскорее закончить неприятные процедуры.

…Еще раз повторю: даже если ребенок с 7 месяцев орал при входе в мой кабинет до осиплости, если с года его затаскивали ко мне в кабинет “за ногу”, отрывая его цепкие пальцы от косяков и мебели, если он пытался меня укусить, плевался, орал до рвоты – даже в этом случае с 2,5 лет, или максимум с трех, если мы с вами не делали больших коммуникативных ошибок, этот ребенок уже заходит ко мне в кабинет, садится сам ко мне на колени, присваивает мою ручку и начинает рисовать в моих бумагах. Да, при виде открытого шприца он все еще может заходиться в истерике, но в остальное время с ним уже можно договариваться и взаимодействовать вполне эффективно.

Я вам больше скажу, такие дети, если они ходят сразу к нескольким врачам, у всех истошно орут, но один из врачей обращается с ними ласково (несмотря на крики малыша) а второй беседует строго или грубо (раздражаясь от этих криков) – такие дети запоминают ласкового врача и любят его (хотя во время осмотра сквозь вопли – по ним ни за что не догадаешься). У меня есть много детей-паникеров, которые дома играют медицинским набором “я – доктор Сережа”, заранее планируют дома поход ко мне и спокойно говорят “завтра пойду к доктору Сереже”, огорчаются если им сказали что пойдут к доктору – но “к другому, не к Сереже”, но на приеме у Сережи снова дико орут. Дети даже сквозь эту истерику видят и ценят теплое отношение медработника.